Директор Центра геополитических исследований Гузель Майтдинова рассказала НИАТ «Ховар» о том, чем запомнится саммит ШОС в Таджикистане

Сентябрь 19, 2021 09:57

ДУШАНБЕ, 19.09.2021 /НИАТ «Ховар»/. На этой неделе Таджикистан оказался в центре внимания всего мирового сообщества. Наша страна стала площадкой для обсуждения важных политических, экономических тем. В Душанбе состоялись сразу два  мероприятия — заседание Совета глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества и заседание Совета безопасности Организации договора о коллективной безопасности.

Одним из ключевых стал вопрос безопасности в связи с ухудшением ситуации в Афганистане. Мероприятия прошли в атмосфере открытости и взаимопонимания. Одним из значимых результатов заседания ШОС стало принятие решения о расширении состава «семьи ШОС». Запущена процедура приема Ирана в членство Организации, статус партнёра по диалогу предоставлен Египту, Катару и Саудовской Аравии. Таким образом, пространство ШОС расширилось и теперь выросло до 21 государства. В ходе заседания рассмотрены международные связи ШОС. Своим мнением  об особенностях, итогах, периоде председательства Таджикистана в этой влиятельной на сегодняшний день организации с  редактором Русской службы новостей НИАТ «Ховар» Еленой БАТЕНКОВОЙ поделилась директор Центра геополитических исследований Российско-Таджикского (славянского)  университета, профессор кафедры истории и теории Гузель МАЙТДИНОВА.

— Гузель Майтдиновна, саммит государств–членов ШОС проводится ежегодно в председательствующей стране. Какова особенность этого саммита?

— Саммит юбилейный, Организации 20 лет, прошёл в нашей стране, в год председательства в ней Таджикистана.  Он имеет важное политическое, экономическое, культурное значение. ШОС — пример консенсуса и толерантности во взаимоотношениях, все решения принимаются с согласованных позиций. С момента создания ШОС в структуре международных отношений Центральной Азии Организация стала одним из системообразующих факторов. Если хотя бы один из членов не согласен, решение не принимается. Организация будет расширяться. На этом саммите Иран принят в постоянные члены ШОС. Таджикистан заинтересован в этом, потому что у нас есть общие цивилизационные корни развития, прагматические интересы для реализации общих коммуникационных стратегий, совместных национальных проектов. Транзитный потенциал Ирана очень важен для Таджикистана, так как это выход к мировым морским торговым путям через иранские порты «Чабохар» и «Бандер-Аббас». Иран представляет альтернативные коммуникации для развития торгово-экономических связей Таджикистана, пока не стабилизируется ситуация в Афганистане.

— Саммит стал заключительным в ряде запланированных мероприятий в период председательства Таджикистана в Организации. Ваша оценка деятельности нашего государства?

— За время своего председательства таджикской стороной проделана большая работа. Во-первых, разработано свыше 30 документов для подписания на саммите. Сближены позиции по приёму Ирана в члены Организации. В ближайшее время начнётся процедура приёма этого государства в члены ШОС. До дестабилизации ситуации в Афганистане Контактная группа ШОС – Афганистан активно реализовывала свою программу по взаимодействию с официальным Кабулом. В настоящее время ШОС ратует за формирование нового афганского правительства с включением в него представителей всех этнических, религиозных, политических групп в стране.  Пока там не будет создано общепризнанное государство, работа группы видимо будет приостановлена. В плане обеспечения безопасности в Центральной Азии проделана большая работа. РАТС ШОС активизировала свою деятельность по обмену информацией, противодействию терроризму и экстремизму, наркотрафику, незаконному обороту оружия. Проводятся регулярно антитеррооистические учения силовых структур государств-членов ШОС. К примеру, запланированы учения «Пабби — Антитеррор-2021».

 

— Какие успехи, на ваш взгляд достигнуты в рамках ШОС в направлении решения региональных и международных проблем за 20 лет?

— Я остановлюсь на примере Таджикистана. В Программу многостороннего торгово-экономического сотрудничества государств-членов ШОС, в которую, благодаря усилиям Президента Республики Таджикистан Эмомали Рахмона по реализации геостратегии государства включены 27 мероприятий по Таджикистану, в том числе в сфере транспорта, в топливно-энергетическом комплексе, в области агропромышленного комплекса, в сфере науки, новых технологий, высоких информационных и телекоммуникационных технологий. Огромное значение для многостороннего сотрудничества ШОС имело утверждение в 2005 году механизма реализации Плана мероприятий по выполнению программы. В 2005 году началось многостороннее сотрудничество по реализации совместных проектов.  В рамках её реализации важное стратегическое значение для Таджикистана имел проект «Завершение строительства недостающих и реконструкция имеющихся участков автодороги Братство — Душанбе- Куляб- Калаи Хумб – Хорог – Мургаб — Кульма/Карасу граница КНР – выход на Каракарумское шоссе. Таджикско-китайское сотрудничество по реализации этого проекта в рамках ШОС позволило Таджикистану выйти из внутренней транспортной изоляции и коммуникационного тупика. Второй важной коммуникационной идеей ШОС, стал реализованный в Таджикистане проект  «Развитие автотранспортного маршрута Ош – Сарыташ – Иркещтам — Кашгар,  Братство – Душанбе – Джиргиталь – Карамык – Иркештам — Кашгар» со строительством в Кашгаре перегрузочного терминала для организации мультимодальных перевозок. В результате Таджикистан вышел из транспортного тупика на северо-востоке страны и соединил автомобильную  дорогу  Таджикистана с Кыргызстаном и Китаем. Многостороннее сотрудничество в рамках ШОС развивалось при реализации проекта развития автомобильных маршрутов, соединяющих Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан и Казахстан с Афганистаном с целью выхода к Персидскому заливу и Аравийскому морю. Одним из трех маршрутов этого проекта была реконструкция и строительство автомобильной дороги Душанбе – Худжанд – Ош – Бишкек -Алматы.

Сотрудничество в рамках ШОС по реализации проектов в топливно-энергетическом комплексе связано с разработкой и реализацией энергетических проектов между КНР, Казахстаном, Россией и Таджикистаном. С учетом высокого потенциала ученых Таджикистана, Национальная академия наук Таджикистана подключена к реализации 13 мероприятий по разработке в рамках ШОС совместных научных проектов  в области физики, сейсмологии, техники и технологии орошения, сельхозкультур, высоких информационных и телекоммуникационных технологий, геоэкологических проблем, развитию электронной торговли. Я назвала крупнейшие важные для нашей страны проекты. Помимо этого, работают университеты ШОС, где происходит активный обмен студентами, которые потом способствуют развитию Таджикистана.

— Военно-политическая проблематика уже много раз поднималась Президентом Республики Таджикистан Эмомали Рахмоном с различных международных трибун, в том числе и с трибуны ООН, однако ситуация так и остаётся не решённой. Поднималась она и на последнем саммите. Как привлечь внимание мирового сообщества к событиям в Афганистане?

— Международное сообщество обращает внимание, но, к сожалению, в недостаточной степени. То, что в нынешнее правительство Афганистана вошли несколько представителей таджикской национальности и других этнических меньшинств, это не пропорциональное представление этносов, которые составляют половину этой страны, а таджиков там 46 %. То, что Президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмон настаивает на инклюзивности правительства, очень важный момент, потому что интересы этнических меньшинств Афганистана должны быть представлены в политической системе нового Афганистана. Президент Таджикистана является Лидером таджиков не только в Таджикистане, но и  во всем мире. Хочу отметить, что пандшерское сопротивление требует равноправного участия в политической жизни Афганистана и в новой политической структуре требует совместного участия с пуштунами в управлении государством, где все граждане бы имели равные права и не подвергались дискриминации. В пример хочу привести Иран. Это исламское государства, но, тем не менее, женщины принимают участие в политической жизни страны, они имеют право на образование и они представлены во всех политических структурах, как и другие представители этносов. В политической жизни  Афганистана  необходим учет полиэтничности государства.

— Как вы думаете, возможно ли решение афганской проблемы путём принятия федеративной формы государственного устройства?

— Да это вполне возможно, а может даже и необходимо рассматривать как выход из сложившейся ситуации. Предоставление автономии крупным этносам позволило бы решить проблему, которая не решается уже более 40 лет. Для этого имеется много примеров. Например, союзные республики СССР созданы были на этнической основе, которые затем в конце ХХ века трансформировались в новые суверенные государства. Ещё одним примером является и государства Евросоюза, которые были созданы в свое время на национальной основе. Так и в Афганистане возможно создание таджикской, узбекской, пуштунской автономии в составе единого государства.

— Прошло уже 20 лет со дня образования ШОС. Организация заняла своё место, но тем не менее, хотелось бы узнать мнение, не станет ли она со временем чисто формальной, ведь она расширяется и не у всех государств мнения едины по каким –то политическим, экономическим, гуманитарным вопросам? Достаточно ли сегодня задействованы ресурсы и политические инструменты?    

— Бесспорно у ШОС огромный потенциал, по мере расширения экономическая, гуманитарная составляющая будет также расти. Другое дело, что сегодня Организация должна реализовывать новые крупные страновые проекты, потому что проекты, принятые в середине 2000-х годов уже завершены. При этом новые проекты должны учитывать национальные стратегии развития государств и ключевые направления развития государств-членов Организации, принятые до 2030 года. Думаю, нужно ускорить процесс создания Банка развития и Фонда развития (Специального счета) ШОС, чтобы эти инструменты быстрее заработали для финансирования проектов, которые выдвигает ШОС для развития её членов.

По поводу формальности хочу сказать, что у некоторых экспертов есть опасения. Почему? Потому что когда создавалась Организация, внимание акцентировалось на развитии Центральной Азии и многие центрально-азиатские эксперты считали, что чрезмерное расширение отвлечёт внимание от проблем, существующих в регионе, не будет чёткости в её деятельности и она станет декларативной. Но давайте посмотрим, что произошло именно после включения в члены ШОС Пакистана и Индии? Деятельность Организации активизировалась в южном направлении. Индийские, пакистанские и иранские морские порты позволят Таджикистану выйти к торговым южным морским путям и к мировым в том числе. Но следует учесть, что пока есть нестабильность в Афганистане, актуальным для нашей страны является транзитный потенциал Ирана, порты в «Туркменбаши» в Туркменистане и порт «Актау» в Казахстане. Для Таджикистана важно чтобы ситуация в Афганистане стабилизировалась, потому что многие транзитные проекты связаны со стабильностью и развитием  этой страны.

— Возможно ли принятие решения по Афганистану, если мнения по талибам (организация запрещена в Таджикистане) ряда государств рознятся?

— Все государства- члены ШОС за создание инклюзивного правительства в этой стране, но есть разность тактических подходов к диалогу с талибан. Национальные интересы некоторых государств побуждают вести диалог с нынешним правительством Афганистана, но без официального признания. Некоторые государства – члены ШОС давно наладили с ними диалог во имя реализации своих национальных интересов.

— Сегодня в СМИ обсуждают причину отсутствия глав ряда государств, России, Китая, Индии, пытаясь найти в этом какую-то подоплёку? Ваше мнение по этому поводу.

— То, что они физически не прибыли в Таджикистан, не говорит о том, что они не участвуют. Они не только участвовали, но и высказали свои мнения и позиции только в онлайн-формате. Имеются разные технические возможности для участия и согласования позиций. Хочу обратить внимание, что сейчас ведётся активная дипломатическая работа по согласованию ряда позиций и не обязательно это касается ШОС.

— Насколько военно-политическая обстановка в Афганистане на ваш взгляд угрожает Таджикистану и региону?

— Все террористические организации созданы для достижения определенных политических целей, для реализации геополитичесских задач. Они имеют хорошее финансирование, сильную идеологию. Сейчас в Афганистане действуют множество деструктивных сил, замечены частные военные компании, которые готовы выполнить любой заказ своих хозяев. Эти заказы в любом случае зависят от целей и задач, которые ставят определённые силы, например по дестабилизации постсоветского пространства. При данных обстоятельствах. В условиях современной военно-политической обстановки в регионе, важным инструментом для взаимодействия в афганском направлении являются ШОС и ОДКБ. ОДКБ уже выполняет важную миссию по созданию пояса безопасности вдоль таджикско-афганской границы. Аналитическая составляющая региональной антитеррористической структуры /РАТС/ ШОС вносит определенный вклад в глобальную и региональную безопасность по борьбе «силами трех зол» и другими видами трансграничной преступности. Механизмов реагирования на новые угрозы и вызовы государствам ШОС явно недостаточно в том виде, в котором они есть в условиях реализации гибридных войн.  Государствам-членам ШОС и наблюдателям организации следует, видимо, усилить договорно-правовую базу  по противодействию военным угрозам, несмотря на то, что ШОС не является военно-политическим блоком. Хочу отметить, что те широкомасштабные учения в трехстороннем формате взаимодействия Таджикистана, Узбекистана и России, которые проходят вдоль таджикско-афганской границы, военные учения государств ОДКБ и ШОС, являются сдерживающим фактором в случае военной угрозы и сигнализируют их готовность противодействовать.

                                                                      Елена Батенкова,
НИАТ «Ховар»

                                                                                              ФОТО с сайта РТСУ

 

Сентябрь 19, 2021 09:57

Другие новости этой рубрики

УСПЕШНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО И КУЛЬТУРНОГО ОБРАЗА В МИРОВОМ ПРОСТРАНСТВЕ. Так оценивает результаты очередного евротурне Президента Таджикистана руководитель Центра стратегических исследований
ЕВРОСОЮЗ И ТАДЖИКИСТАН – ГАРАНТЫ БЕЗОПАСНОСТИ ЕВРАЗИИ. Эксперт НИАТ «Ховар» рассуждает о евротурне Президента Таджикистана Эмомали Рахмона
Владимир Норов: Решения, принятые на саммите ШОС в Душанбе, имеют эпохальное значение и открывают новую веху в поступательном развитии Организации
СОВПАДЕНИЕ ДНЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЯЗЫКА С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ ПРЕЗИДЕНТА ГЛУБОКО СИМВОЛИЧНО. Об этом размышляет эксперт НИАТ «Ховар», доктор философских наук Рустам Хайдаров
ГОЛОС ПРЕЗИДЕНТА ТАДЖИКИСТАНА. Его услышало мировое сообщество и должно поддержать, собравшись воедино!
ИНТЕРВЬЮ Президента Республики Таджикистан Эмомали Рахмона Национальному информационному агентству «Ховар» по случаю 20-летия Шанхайской организации сотрудничества
«ТАДЖИКИСТАН НА ПОРОГЕ ТРИДЦАТИЛЕТИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ: ПРОБЛЕМЫ, РЕШЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ». Интервью «Евразийского юридического журнала» с Президентом Республики Таджикистан Эмомали Рахмоном
ДЕНЬ ПАМЯТИ МАВЛАВИ. Дж. Балхии Руми восемь веков назад боролся с религиозной догматикой и фанатизмом, которые сегодня в Афганистане проповедуют талибы
Представители Таджикистана приняли участие во втором Форуме глав регионов стран-участниц ШОС
Время председательства Таджикистана в ОДКБ и ШОС совпало с серьёзными военными, политическими событиями, однако возможности для диалога не исчерпаны
Sputnik: Таджикский полковник высказался об учениях ШОС на фоне афганской угрозы
Президент Ирана прокомментировал вступление страны в ШОС

Интервью и аналитика