«ПЛЮС ПУШТУНИЗАЦИЯ ВСЕЙ СТРАНЫ…». Директор НИАТ «Ховар» и главный ученый секретарь Национальной академии наук Таджикистана беседуют о том, кто такие талибы и что ждет Афганистан при их правлении

Декабрь 10, 2021 10:10

ДУШАНБЕ, 10.12.2021 /НИАТ «Ховар»/. Вот уже четвертый месяц как Афганистан не сходит с глобальной повестки дня. Главные страницы мировых СМИ пестрят заголовками о жестокости членов «Талибана»* по отношению к мирным жителям этой страны. Захват талибами власти и установление контроля практически над всей территорией Афганистана приковали внимание мировой общественности к Кабулу. В Таджикистане также пристально следят за процессами, происходящими в Афганистане, по многим причинам. Прежде всего, потому, что Таджикистан имеет с Афганистаном многокилометровую (более 1344 км) общую границу. Во-вторых, у нас единое историческое прошлое, общие культурные ценности, традиции и обычаи, единая религия и общий язык. И одним из главных интересующих Душанбе вопросов является судьба этнических таджиков, проживающих на территории Афганистана и составляющих до 47% населения этой страны.

Сегодня, во Всемирный день прав человека, о том, кто такие талибы и что ждет Афганистан при их правлении, беседуют Директор НИАТ «Ховар» Саидали СИДДИК и главный ученый секретарь Национальной академии наук Таджикистана, председатель Общества дружбы и культурных связей Таджикистана и Афганистана, доктор исторических наук, профессор Косимшо ИСКАНДАРОВ, в 80-х годах одновременно работавшие в Группе советников ЦК ВЛКСМ при Демократической организации молодежи Афганистана (ДОМА).

С. СИДДИК: — Пожалуй, начнем вот с чего…

Эта земля — Афганистан…
Земля мира, земля меча.
Это страна каждого племени,
Страна белуджей и узбеков,
Пуштунов и хазарейцев,
Туркменов и таджиков;
С ними арабы и гуджары,
Памирцы, нуристанцы,
Чараймаки и пашаи.

Косимшо, разумеется, вам знакомы эти строки?

К. ИСКАНДАРОВ: — Да, это слова из отмененного талибами гимна Афганистана. Талибы отменили и государственный флаг страны.

С. СИДДИК: — Давайте порассуждаем вместе о том, кто такие талибы, откуда они взялись?  Кто за ними стоял и стоит? И какая у них идеология?

К. ИСКАНДАРОВ: — Ну, мы знаем, что с самого начала  появление Талибана* этот вопрос  волновал и политиков, и экспертов, и простых обывателей.

Появление талибов было обусловлено целым рядом социальных причин. И это не только экономический упадок, но и повышенный уровень криминогенной обстановки на юге Афганистана, фактически анархии, сложившейся в начале 90-х годов.

Некоторые думали, что это естественное, прирожденное национально-освободительное движение, именно поэтому в свое время президент Раббани хотел использовать талибов против внутренних антигосударственных политических сил, он не только не пытался противостоять талибам, но в 1994-1996 годах даже оказывал  им финансовую помощь. Потом понял, что ошибся, но было поздно.

С. СИДДИК: —  Он это понял в конце 90-х…

К. ИСКАНДАРОВ: —  Да. К сожалению, в это время талибы уже подошли к воротам Кабула. Несмотря на то, что  они своими действиями практически парализовали работу правительства, устод Раббани продолжал признаваться международным сообществом в качестве легитимного главы Афганистана. И даже после того, как Кабул перешел под контролем «Талибана»*. Увы, в конце 2001 года террористы убили  его верного соратника, министра обороны страны легендарного генерала Ахмадшаха Масуда, и Раббани был вынужден уступить власть в стране Хамиду Карзаю, которого практически назначили в Бонне.

С. СИДДИК: — Масуда убили 9 сентября – в День независимости Таджикистана.

К. ИСКАНДАРОВ: — Именно так, но я бы не стал привязывать его  убийство именно с этим днем, скорее всего, причины смерти генерала следует искать в страшных событиях, которые произошли потом.

С. СИДДИК: — Имеете в виду теракты 11 сентября в США, совершенные Усамой бен Ладеном?

К. ИСКАНДАРОВ: — А почему нет?! Много было написано о том, что полевого командира  убили по приказу бен Ладена, скрывавшегося тогда в Афганистане.  А лидера «Аль-Каиды укрывали именно талибы и даже после атаки нью-йоркских башен-близнецов  не выдавали его американцам. Помните, правительство США потребовало у Талибана* Усаму бен Ладена? Получив отказ, 7 октября 2001 года американские войска и их союзники начали  операцию в Афганистане под кодовым названием «Несокрушимая свобода».

В то время «Талибан»* контролировал почти 90% территории страны, и лишь кое-где ему противостояли  силы Объединенного фронта под командованием  Ахмадшаха  Масуда. Адмирал Джеймс Ставридис, бывший главнокомандующий силами НАТО, писал в своих воспоминаниях так: «Я много раз был в Афганистане, и меня поразили огромные размеры страны, труднопроходимая местность и та сложность, с которой силы сопротивления объединялись для достижения общей цели».

С. СИДДИК: —  Да, эти «журналисты», бравшие интервью у Масуда, оказались террористами. А уже  в 2011 году был убит сам Раббани. Он погиб 20 сентября 2011 года на встрече с двумя представителями движения «Талибан»* в собственном доме в районе Вазир-Акбар-Хан в Кабуле от взрыва бомбы, спрятанной в тюрбане террориста-смертника.

Вы не находите, что талибами, когда они убили Масуда и Раббани, когда убивали и убивают представителей других этнических групп, двигало, кроме их безграмотности, фанатичной склонности к экстремизму и террористическому поведению, еще одно убеждение –  их шовинизм?

К. ИСКАНДАРОВ: — Видите ли, после падения просоветского режима президента Наджибуллы в 1992 году на авансцене драматических событий в этой стране появились моджахеды. Их было несколько группировок, каждая из которых жаждала абсолютной власти над другими. И развернулись военные действия между их вооруженными  отрядами, в результате чего Афганистан был разделен  на несколько «удельных княжеств».

Северным регионом управляло «Национальное исламское движение» под руководством Рашида Дустума, юго-запад страны, а это шесть провинций, находился в руках Мухаммада Исмаилхана, который, несмотря на свою причастность к партии «Исламское общество» («Чамъияти ислами») Бурхануддина Раббани и признание государства позволял себе игнорировать правительственные  решения. Восточная часть страны находилась в ведении «Джихадийского совета Джалалабада», которым  руководил Ходжи Абдулкадир, а провинция Кандагар, как и Кабул, управлялась сразу несколькими группировками моджахедов. Афганистан погрузился в хаос: участились бесчинства местных командиров, кражи, изнасилования, пытки, убийства.

В это время бывший моджахед, деревенский командир мулла Омар собрал своих учеников, которые были полны желания покончить с этим безобразием и, наконец, установить по всей стране свой порядок, пошел на штурм блокпостов и начал безжалостно расправляться с преступниками.

С. СИДДИК: — Получается, что враги СССР (моджахеды) после окончания Афганской войны сами начали воевать друг против друга, т.к. видели будущее Афганистана по-разному. И победил в этой борьбе «Талибан». Так?

К. ИСКАНДАРОВ: — Именно так. Чтобы понять, кто такой моджахед, сначала нужно изучить слово «джихад», которое означает «борьбу за веру»,  или иначе – «религиозную войну», «священную борьбу».     

С. СИДДИК: — Но это слово так интерпретировали исламистские «борцы за веру». В арабском языке слово «джихад» означает любое усилие или усердие, в частности в работе, учёбе и так далее. Помните, во времена коммуниста Бабрака Кормаля мы многие мероприятия там объявляли, как в Советском Союзе, «ударным фронтом», а сами афганцы на дари называли это «джиходи созандагӣ», то есть, «созидательным» джихадом»?

К. ИСКАНДАРОВ: — Да, но это слово в Коране обрело множество неверных толкований. Немусульманами оно, как правило, понимается как «священная война». Но и для экстремистов и фундаменталистов, любителей искажать аяты, понимая их слишком буквально и вырывая их из контекста, «джихад» тоже является священной войной, якобы предписанной каждому мусульманину. Однако значение этого слова намного шире, и ни разу оно не употребляется в Коране, как «священная война». Прежде чем мы разберемся с этим вопросом, давайте взглянем на словари и мнения богословов.

В энциклопедическом словаре классического арабского языка «Лисан аль-араб» даются следующие значения слова «джихад»: — рвение, старание, усилие, прилежание, приложение всех сил, отдача всех сил, способность, труд, напряжение, самоотдача, энергия, тяжесть, трудность, борьба,  утомление, истощение, исследование.

Но в толковом словаре арабского языка «Мухит аль-Мухит» под редакцией Бутруса аль-Бустани к известным значениям этого слова добавилось еще одно новое значение – «сражаться»…

С. СИДДИК: — Так мулла Омар из моджахеда превратился в руководителя талибов и победил других экстремистов…

К. ИСКАНДАРОВ: — Вот здесь, я согласен с вами, мулле Омару помог именно пуштунский шовинизм или пуштунвалай. В ноябре 1994 года талибы взяли Кандагар. Уже в сентябре 1995 года весь южный Афганистан находился под контролем Талибана*, в  течение следующих трех месяцев эта «неизвестная сила», как называли талибов в начале, взяла под свой контроль двенадцать из 34 провинций Афганистана, при этом полевые командиры моджахедов часто сдавались им без боя, а «хорошо вооруженное население» сдавало свое оружие. В сентябре  1996  года они вошли в Кабул, где провозгласили создание Исламского Эмирата Афганистан.

В 1996 году Усама Бен Ладен перебрался из Судана в Афганистан. С этого момента страна стала главной базой террористической группировки «Аль-Каида»*. Фактически между ней и талибами был заключён союз.

С. СИДДИК: — «Талибан» в переводе с пашту означает «ученики, студенты». Не такое уж грозное название, но зато весьма содержательное, насыщенное огромным количеством информации. Ядро движения в самом начале действительно составляли ученики или выпускники афганских медресе…

Кстати, о пуштунвалае. Если кто не знает, пуштунвалай или пахтунвалай – это неписанный свод законов, так называемый кодекс чести пуштунских племён, который существует с древних времен. Стоить отметить, что в древности эти правила были менее шокирующими, включая в себя и добрые поступки и намерения, в том числе, гостеприимство, равенство, уважение ко всем людям, доверие, прощение, честность и т.д. Со временем многое позабылось, и  остались только лозунги  националистического характера. Это единство в языке («язык пашту  лучше других», неумение говорить на пашту часто трактуется пуштунским обществом как неуважение к пуштунской культуре, ценности, этике, истории), не смешивания с другими народами, «бадаль» (то есть, месть)   — искать и  мстить обидчику, «нанг» (честь) — сохранять свою независимость и человеческое достоинство любым путем.

К. ИСКАНДАРОВ: — Вот так и родился пуштунский национализм, который тесно связан с концепцией пуштунского самоуправления и независимости пуштунов. В Афганистане пуштунские националисты заботятся об интересах лишь пуштунской этнической группы и получают ее поддержку только от них.

Пуштунвалай – это то, что вы сказали, плюс пуштунизация всей страны. То есть, процесс, обеспечиваемый политическим и культурным превосходством пуштунов. Вот это и есть их идеология. Причудливая смесь деобандизма (исламское суннитское движение, возникшее в Британской Индии и в основном распространённое среди мусульман-ханафитов в странах Южной  Азии, а также среди выходцев из этих регионов в странах Западного мира. – Прим. НИАТ «Ховар») и пуштунвалая.

С. СИДДИК: — Я думаю, что такой эгоцентризм возникает из простого человеческого эгоизма, когда один человек или группа людей считает себя выше и лучше других. Эгоцентризм возникает, как писал Лев Гумилев, из личностной несостоятельности. Из комплекса неполноценности. Реализованные и цивилизованные люди не подвержены чувству исключительности.

К. ИСКАНДАРОВ: — А комплекс неполноценности одного человека или одной группы может стать причиной фашизации целого общества, как это происходило в конце 30-х прошлого века в Германии.

С. СИДДИК: — Совершенно верно! Я не хочу сказать, что среди пуштунов нет талантливых и способных людей, конечно есть. Первый король Афганистана Амануллахан, последний король Захир-Шах, первый афганский космонавт Абдулахад Моманд, поэт Абдулхамид  Моманд, певец, посол мира ООН Фарход Дарё, бывший президент Индии Закир Хусейн, основоположник афганской журналистики Махмудбек Тарзи, тут можно перечислять долго. В Шибиргане, административном центре провинции Джузджан, населенном в основном узбеками, где я работал в 84-м, наш шофер был пуштуном, прекрасный парень.

К. ИСКАНДАРОВ: — Я согласен с вами, действительно много представителей пуштунского народа – певцы, композиторы, врачи, бизнесмены и т.д. рассеяны ныне по всему миру, часть из которых бежали из страны летом этого года.

Сегодня в мире проживает, по разным оценкам, от 49 до 63 миллионов пуштунов. Точнее сказать невозможно, так как перепись населения в стране не проводили с 1979 года. Большая часть пуштунов живет в Пакистане ­– это около 35,7 миллиона человек…

С. СИДДИК: — Больше, чем в самом Афганистане.

К. ИСКАНДАРОВ: — Да, больше. Пуштунские общины есть также в Индии, ОАЭ, США, Иране, Великобритании, Канаде, России и Малайзии.

С. СИДДИК: — Но если взять так, таджики во всем мире проживают больше, чем пуштунов. Если верить данным портала Eastern Iranians,  нас более 95 миллионов. И каждый год эта численность становится больше на 2 млн человек. Годовой прирост таджиков в мире составляет 2,25 %. Численность таджиков увеличивается не только в Таджикистане, но и в Иране, Афганистане, Пакистане, Узбекистане, России, Европе, Америке – везде, где они живут.

К. ИСКАНДАРОВ: — Недавно, точнее месяца три назад, американская певица, этническая пуштунка Рамша Шафа, проживающая в Лос-Анджелесе, обратилась к народу Афганистана на своей странице в Фейсбуке, помните? Так вот она сказала: «В нынешней создавшейся ситуации наши афганцы ни на что не способны, кроме ненависти, расизма и оскорблений».

С. СИДДИК: — Да, мы поместили ее видеообращение на нашем сайте.

К. ИСКАНДАРОВ: — Так я на вашем сайте и видел. Говорит, «один бросает камень в Дустума, другой – в Ахмада Масуда. Один хочет вернуть Карзая, другой хочет, чтобы предатель Гани вернулся домой или же гордится талибами». Она спрашивала у своего  народа буквально: «Кем вы гордитесь? Среди нескольких диких предателей хотите выбрать одного, кто совершил поменьше варварства?!».

С. СИДДИК: — Самое интересное, она признает, что за всю историю Афганистана искренне уважала только одного человека – доктора Наджиба (коммунист, пуштун, с 1987 по 1992 года был президентом Афганистана, повешен талибами, — прим. НИАТ «Ховар»). Однако, говорит, даже этот  человек при всей своей просвещенности не избавился от тарадиционной национальной ненависти, стоял до конца, не уступил таджикам власть. Ждал, пока прибудут несколько типов, волочащих свои шаровары, чтобы сдать им власть, но не таджикам.  И певица задается вопросом: «Почему? Разве таджик (имеется в виду коренной житель Афганистана, – прим. НИАТ «Ховар») не афганец? Разве таджик не воевал за страну? Таджик не отдал жизнь? Что сверхъестественное должно случиться, чтобы мы, афганцы, проснулись и освободились от ненависти, расизма» (национализма, — прим. НИАТ «Ховар»). Она считает, что хуже  этого не будет.

К. ИСКАНДАРОВ: — Да хуже уже некуда. Нынче этот пуштунвалай властвует как туман повсюду «за речкой». (Выражение «за речкой» было придумано советскими военнослужащими, точнее пограничниками во времена Афганской войны. Речка эта Аму-Дарья. За речкой, значит за границей, в Афганистане. Прим. НИАТ «Ховар»). Хотя он, этот пуштунвалай, вернее пуштунский шовинизм был всегда, присутствовал и в наше время, когда мы с вами  там работали.

В свое время я несколько раз был откомандирован из Кабула в Кандагар, который в основном населен пуштунами, и там я понаблюдал интересную вещь. Их, то есть пуштунов, легко приводило в ярость случайно высказанное слово. Ну, например, стоило только завести разговор о принадлежности культурного наследия Афганистана таджикам или любой другой этнической группе, они тут же начинали спорить и нести несусветную чушь, изливали свою злобу на «братьев меньших». При слове «Панджшер», «Герат», «Гур» (Гур, или на тадж. Ғур, был центром государства Гуридов, а сейчас это название носит одна из провинций Афганистана. — Прим. НИАТ «Ховар»), «таджики» их просто начинало «колотить», понимаете.

С. СИДДИК: — Я знаю. И, пожалуй, это главная причина неутихающей вот уже 40 лет гражданской войны в Афганистане. Я так считаю. Политики, политологи, руководители держав почему-то об этом молчат,  как будто это табу. Иногда называют это просто «неурегулированностью пуштунского вопроса».  Наверное, потому, что не хотят  бороться с этим недугом, чтобы он был всегда, и была возможность использовать его в своих интересах. А ведь национализм, как и терроризм – это один из распространенных видов экстремизма, угрожающего национальной безопасности не только в одной взятой стране или регионе, но и в мире в целом!

Если вы знаете, буквально несколько дней назад замгенсека ОДКБ Валерий Смериков в интервью российскому агентству  Sputnik заявил о геноциде таджиков в Афганистане. Эту страну уже покинули 2 миллиона беженцев, отметил он и добавил, что эта цифра будет расти, если продолжатся геноцид и этнические чистки, в первую очередь таджиков.

К. ИСКАНДАРОВ: — ООН определяет геноцид как форму массового насилия, как действия, совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу.

С. СИДДИК: —  Вы чуть раньше сказали, что пуштуны рассеяны по всему миру. Между прочим, как мне сказали сами афганцы, слово «пуштун» или «паштун» происходило от еврейского «пашт», то есть «рассеянные». Интересно, какое отношение имеют пуштуны к евреям? Есть ли какие-нибудь научные гипотезы на этот счет?

К. ИСКАНДАРОВ: — Сейчас кто только не говорит о своих еврейских корнях. Скажем, многие приверженцы версии о еврейских корнях Гитлера вместо доказательств просто говорили, что, мол, «без ветра ветки не шевелятся». Мол, если уж об этом говорят и пишут, то, значит, доля правды в этом есть. В реальности же никакого доказательства не было и нет. Так же нет научных доказательств как таковых на счет пуштунов.

Но гипотезы, то есть,  предположения и догадки есть. К примеру, живший в XIII веке персидский историк аль-Джурджани в книге «Насировы разряды» писал: «Во времена династии Гуридов народ, называемый Бани Исраил, жил в районе Гур». Затем легенда стала переходить из книги в книгу, потихоньку обрастая подробностями. И стала выглядеть так. У пророка Ибрахима – Авраама – был сын Талут, то есть Саул, имевший двоих сыновей, одного из которых звали Ирмия – Иеремия. У Ирмии родился сын Афган, потомки которого звались афганцами. Афганцы были любимцами царя Дауда, то есть Давида, и Сулеймана – Соломона. Сулейман, повелитель джиннов и ифритов, доверил афганцам охрану своего храма от злобных демонов и научил их языку ада. Но появился злой волшебник Бухт-ул-Насир – Навуходоносор, который рассеял колена Израилевы. Афганцы были высланы в Шам, откуда перебрались в Гур, сохранив приверженность единобожию. Во времена пророка Мухаммеда один из афганцев побывал в Мекке, а по возвращении убедил соплеменников принять ислам.

Из книг персидского историка легенда перекочевала в книги на языке пашту, первой из которых стала работа Хухал-хан Хатака «Украшенная драгоценностями история».  Об израильских корнях афганцев писали в своих заметках Александр Бернс – британский посланник ко двору афганского эмира, а также ветеринар Ост-Индской компании Уильям Муркрофт: он отмечал, что у всех афганцев «типично еврейские черты лица». Майор Генри Джордж Раверти в предисловии к написанной им грамматике афганского языка утверждал, что сам царь Соломон поселил афганцев в районе Сулеймановых гор – потому они так и называются.

Французский офицер Жозеф Филипп Феррье, служивший в середине XIX века военным инструктором в армии Персии, опубликовал в 1858 году на английском языке книгу «История афганцев». Там он писал, что вождь одного из пуштунских племен подарил шаху Персии Надир-шаху Афшару написанную на иврите Библию и еще несколько предметов еврейского религиозного культа. Но, во-первых, Надир-шах правил Персией за 100 лет до того, как Феррье там служил. Во-вторых, непонятно, какой интерес для шаха-мусульманина могли представлять предметы чужой веры?

С. СИДДИК: — Но есть некоторые черты сходства, об этом тоже пишут.  Можно назвать Шалву Вайль,  ученого из университета в Иерусалиме… В нескольких статьях Ясмин Элиаз из Бар-Иланского университета, опубликованных в 2014 году на сайте Sharnoff`s Global Views,  перечисляется, что объединяет евреев и пуштунов. Так, она находит параллели между Торой и Пуштунвалаем: в  первую очередь, это вера в единого Бога. В Пуштунвалае есть право мстить обидчику в размере нанесенной обиды, в Торе – око за око, зуб за зуб. Ясмин Элиаз перечисляет имена пуштунов, встречающиеся в Торе и просто принятые у евреев: Асиф, Асаф, Биньямин, Кенан, Тамир, Тимор, Шир, Сахар. Белая накидка с синими полосами по бокам, которую носят многие пуштуны, носит название толиа, что по звучанию похоже на талит, а по внешнему виду разница лишь, что у пуштунской накидки отсутствуют на углах нити цицит.

У пуштунов сохранились еврейские обычаи, такие как обрезание на 8-й день, отращивание пейсов, левират, Шаббат и пр. Жители деревень до сих пор носят амулеты, на которых написано «Шма, Исраэль»…

Но, правда,  профессор того же университета Дан Шапиро утверждает, что и обряд зажигания свечей, и накидки заимствованы пуштунскими племенами не у евреев, а у зороастрийцев.

К. ИСКАНДАРОВ: — Да никакие они не евреи, все это болтовня. Если вы читали статью того же Дана Шапиро под названием «В самом ли деле пуштуны имеют еврейские корни», так он утверждает: «Миф о древнееврейском происхождении пуштунов был изобретен их первыми историками, которые страдали от тяжелого комплекса неполноценности по отношению к таджикам-персам и стремились прославить прошлое своего народа. Миф был создан при дворах пуштунских и частично монгольских завоевателей в Северной Индии, которые оказывали гостеприимство католическим миссионерам и с удовольствием слушали их истории, в том числе и библейские».

С. СИДДИК: — Ну вот, я же говорю – комплекс неполноценности, больше ничего.

К. ИСКАНДАРОВ: — Со временем,  в Афганистане отходили от связи с евреями – и выдвигали новые теории происхождения пуштунов от греков, раджпутов, гуннов и арабов.  В начале XX века  в голову их  пришла  другая версия, что пуштуны, как и все народы, говорящие на индоиранских языках, происходят от древних ариев.

С. СИДДИК: — А пришли талибы и сожгли в центре Кабула кинотеатр «Ариана» и гостиницу «Ариана», где, кстати, мы с вами жили, когда пребывали в Кабуле.

К. ИСКАНДАРОВ: — Да, я знаю. Еще в 2013 году они атаковали эти здания. И все это от того же комплекса неполноценности, от черной зависти, от ненависты ко всему, что относится к таджикам.

С. СИДДИК: — Но как бы там  ни было, все равно я считаю, что захват власти в Афганистане физически было бы невозможно без вмешательства и  активной поддержки извне. Вы согласны?

К. ИСКАНДАРОВ: — Ну, конечно. Как писал недавно один из экспертов, «рождения «Талибана»* произошло с помощью пакистанских акушеров». Мы уже говорили, что некоторые крупные страны используют  талибов  в своих интересах, о каких странах речь – вы прекрасно знаете.  А так, подавляющая часть местного населения их не поддерживает, мы это с вами тоже знаем по опыту работы там. Знаем, с каким презрением к моджахедам, появившимся также в результате внешнего вмешательства,  относился простой афганский народ, особенно молодежь и  интеллигенция. Или народы Средней Азии — к басмачам. Все они одного поля ягоды, очень  ядовитые и опасные.  Все они, как и все другие экстремисты и террористы, выдуманы и созданы какими-то  политическими кругами с странами, они никому не нужны и вредны человечеству.

С. СИДДИК: — И, в связи с этим, как вы думаете, что ждет Афганистан под властью террористов, скажем,  в ближайшем будущем? Я убежден, что молниеносный захват Кабула талибами вдохновляет  террористические группы в других местах на эскалацию своих  джихадистских кампаний. Талибы, обладающие абсолютной властью в Афганистане, могут стать новым плацдармом терроризма в мире.

К. ИСКАНДАРОВ: — Международное сообщество, крупные державы, соседние страны опасаются именно этого. Вероятность того, что Афганистан вновь превратится в безопасное убежище для международных террористов, существует. Исходя из этого американские деятели считают, что через некоторое время ИГИЛ* из Афганистана может угрожать безопасности  США. Такое мнение существует и в отношение «Ал-Каиды»*.

С. СИДДИК: А в плане отношения «Талибан»* с наркомафиозными группировками?   На июльских переговорах в Москве талибы обещали противостоять контрабанде наркотиков из Афганистана, не нарушать границы центральноазиатских государств…

К. ИСКАНДАРОВ: — Талибы в ходе этих встреч и переговоров вот уже более двух лет говорят то, что хотят от них услышать. Обещают противостоять контрабанде наркотиков, не нарушать границы центральноазиатских государств и т.д. Но все знают, что 90 % наркотиков выращивалось  на территориях, контролируемых «Талибаном»*. Почему не поставили заслон этому?  Более того,  в Докладе миссии Совбеза ООН в Афганистане от 12‒15 января 2018 года сообщалось, что  в 2017 году от торговли наркотиками «Талибан»* получил от 400 до 500 млн долл. США. В настоящее время вся территория  Афганистана, в том числе внешние границы контролируются талибами, но контрабанда наркотиков продолжается.

С. СИДДИК: Талибы заявляют, что не  будут создавать никаких проблем соседям, что их цель — только воссоздание собственного государства, Исламского Эмирата Афганистан.  Есть ли основания верить   их обещаниям?

К. ИСКАНДАРОВ: — Возможно, исходя из отсутствия у них возможности и ресурсов, в краткосрочном плане сами не будут пытаться вмешиваться в дела других стран. Но, как известно, в Афганистане много других террористических организаций, которые намерены создавать проблемы соседним странам, а «Талибан»* не собирается поставить на их пути заслон, наоборот, поддерживает их. С другой стороны, в рядах «Талибан»* достаточно фанатично настроенных боевиков или джихадистов, которые считают джихад для мусульманина обязательным, и нет никаких гарантий, что пока в Афганистане существует режим Исламский Эмират с джихадисткой идеологией, соседние страны будут чувствовать себя в безопасности. Другой вопрос — идеологическое влияние. Думаете, мало в Центральной Азии людей, которые обрадовались победе талибов? Отнюдь нет. Существование такого режима вдохновляет исламистов, так называемых «спящих ячеек» и  в центральноазатских странах. Если «Талибан» добилась победы, и другие страны будут считаться и сотрудничать с ней, то  и другие группы могут рассчитывать на это.

С. СИДДИК:  — Да, это будет опасным прецедентом.

К. ИСКАНДАРОВ: —  В Афганистане действовали и действуют многие террористические организации. Это «Аль-Каида»*,  ИДУ*, ИДВТ*, «Ансаруллах»*, Лашкари тайиба*, СИД*, ИГИЛ*-Хорасан, «Катибат аль Имам Бхари». По данным ООН и других органов, пока никаких признаков и доказательств того, что «Талибан» порвал связи с этими организациями, не существует. Мы с вами знаем, что даже в последние бои в Панджшере принимали участие иностранные террористы.

С. СИДДИК:  — А  есть ли все-таки принципиальная разница, на Ваш взгляд,  между «Талибаном»* и ИГИЛ*, ну, например, в плане    безжалостности?  Многие думают, что первые являются «регионалистами», а другие – «глобалистами»…

К. ИСКАНДАРОВ: —  Я  бы несколько иначе  квалифицировал разницу между ними. Талибы — это, прежде всего, афганцы, среди которых доминируют пуштуны, которые заявляют о возрождении Исламского эмирата в Афганистане. И игиловцы, вернее ИГИЛ*-Хорасан также  в основном пуштуны, однако их цель более глобальная – создание всемирного халифата. Это единственное, что их принципиально различает. А в плане безжалостности нет между ними никакой разницы.

С.СИДДИК: А талибы не воюют за халифат за пределами Афганистана?

К. ИСКАНДАРОВ: —  Это они сейчас так обещают. Но как только будут официально признаны ООН и другими странами на дипломатическом уровне, когда почувствуют силу и поддержку, ситуация может измениться. А пока талибы будут действовать  в пределах Афганистана, будут продолжать уничтожать морально и физически представителей других этногрупп, наводить ужас на тех, кто привык жить цивилизованно, свободно, без фундаментализма. Ведь талибам сложно подчинить страну своей воле, не прибегая к постоянному насилию, мы видели, как молодежь и женщины  вышли на митинги протеста против них в Кабуле, Герате, других городах.  Будут продолжать попирать права женщин…

С. СИДДИК: … и обращать девушек в сексуальное рабство, как об этом пишут западные СМИ. Слушайте, в этом они уже начали копировать ИГИЛ*. При первом их нашествии в начале 90-х такого не было…

К. ИСКАНДАРОВ: — Одним словом, приход талибов к власти в Афганистане вернул в глобальную повестку дня угрозу мирового терроризма. Есть все основания полагать, что страна, как одна из самых горячих точек планеты, погрузится в еще большую анархию, она может снова стать центром подготовки террористов, торговли наркотиками и оружием. Об этом недавно, в конце сентября, предупредил и Президент Таджикистана уважаемый Эмомали Рахмон, выступая на 76-й сессии Генассамблеи ООН. Цитирую: «Миролюбивый афганский народ на сегодняшний день столкнулся с террором, — сказал Глава нашего государства. —  Нам необходимо понять, что в этом нет вины афганского народа, данная ситуация была организована извне и навязана афганскому народу. Различные террористические группировки активно используют нестабильную военно-политическую ситуацию в Афганистане, чтобы укрепить собственные позиции», конец цитаты.

Наш Президент также подчеркнул, что ситуация может ухудшиться еще больше, если не принять срочные меры.

С. СИДДИК: —  Да приход террористов  к власти в такой крупной азиатской стране с  богатыми природными ресурсами можно назвать унизительной пощечиной всему цивилизованному обществу. Афганистан окончательно вернулся к средневековому формату. И возникает извечный вопрос: что делать?

К. ИСКАНДАРОВ: — Я думаю, ООН и крупные державы должны потребовать, чтобы талибы выполнили  свои  обещания,  сформировали правительство на основе широкого представительства, соблюдали права женщин и национальных меньшинств, боролись с международным терроризмом и наркотрафиком.

С.СИДДИК: Кстати, это требования впервые прозвучали из уст Лидера Таджикистана, и отрадно, что получили широкую поддержку во всем мире. Это единственно правильный путь, который могут выбрать талибы, другого выхода у них просто нет. И если они, все-таки, не пойдут по этому пути, то…

К. ИСКАНДАРОВ: — Тогда Афганистан должен быть готов к следующему этапу кровопролитной гражданской войны, это точно. Тогда нужно будет  ввести в Афганистан миротворческие силы ООН.

С.СИДДИК: Но Совбез ООН сказал, что пока это невозможно, этот вопрос не рассматривается. Пока не планируют отправлять туда миротворцев.

К. ИСКАНДАРОВ: — Это сейчас нет в планах, но планы могут меняться, и меняться очень быстро. Это нормально. Тогда только устранив «Талибан»* и проведя свободные выборы под наблюдением миротворцев можно ожидать чего-то положительного…

________________

*Запрещенная в Таджикистане террористическая группировка

                                                                                 ФОТО: НИАТ «Ховар»/Тохир Саид

Декабрь 10, 2021 10:10

Другие новости этой рубрики

ПРЕСС-ЦЕНТР МВД СООБЩАЕТ: В Рушанском районе началась антитеррористическая операция
В столице Индии проходит трехдневная встреча РАТС ШОС
Замглавы МВД России заявил об осложнении ситуации на севере Афганистана
Компетентные органы Таджикистана и Вашингтона развивают сотрудничество в борьбе с наркотиками
В Душанбе обсудили вопросы по снижению риска стихийных бедствий
В Душанбе обсудили вопросы светскости и её роли в укреплении религиозной толерантности
ПРИСЯГАЮ ТЕБЕ, РОДИНА! В войсковых частях военную присягу приняли около 300 новобранцев
В Хороге открыт склад для непродовольственных товаров в случае возникновения ЧС
Министерство внутренних дел Республики Таджикистан сообщает
ВЗРЫВЫ НЕ УТИХАЮТ: В КАБУЛЕ ВНОВЬ ПРОИЗОШЕЛ ТЕРАКТ. Президенты Таджикистана и России обсудили возросшую в Афганистане активность террористов
В Москве состоится саммит глав государств ОДКБ, посвященный 30-летию Организации
Глава МИД России Лавров: «Ситуация в Афганистане должна регулироваться на основе общенационального диалога»