ДРУЖБЫ ДРЕВА ПЛОДЫ. Размышления писателя и публициста Сулаймона Эрматова

Сентябрь 26, 2022 15:45

ДУШАНБЕ, 26.09.2022 /НИАТ «Ховар»/. В нашем неспокойном мире дружба между народами, странами и регионами стала более актуальной, чем когда-либо. Дружба народов — это не просто слова, чья-то выдумка, а категория историческая. Во все времена для прогрессивных разумных людей была ясна значимость дружбы народов мира, отношений согласия и сотрудничества, культурного обмена. Идеи дружбы народов воспевали и пропагандировали мыслители и великие поэты разных эпох и народов: Рудаки, Фирдавси, Низами, Омар Хайям, Джами, Навои, Конфуций, Пушкин, Гёте, Руставели и многие другие.

На дружбе народов держится мир.

Писатель Сулаймон Эрматов, пишущий на таджикском и узбекском языках, размышляет на эту тему.

О дружбе, братстве и добрососедстве таджикского и узбекского народов сказано и написано очень много. Всё и не перечислишь. Приведу лишь одно четверостишие замечательного таджикского поэта Боки Рахимзаде, которого, как многие литераторы моего поколения, в том числе и подобные мне узбекоязычные знал лично, уважал и уважаю, особенно за следующие душевные строки:

Кто нации какой, узнать легко,
Но так сроднились мы из века в век,
Что нас спрашивают нередко:
-Брат, ты кто, таджик или узбек?

И это действительно так, сущая правда. Хоть у наших народов разные языки, религия едина, абсолютно идентичны обычаи, традиции образ жизни, и даже музыкальное искусство.

Стоит ли после этого удивляться, что таджикская и узбекская литературы сблизились настолько, как никакие другие, развевались бок о бок, шли и идут в одну ногу. Узбекскую речь в Таджикистане можно услышать повсюду, точно также как и таджикскую в соседнем и дружественном Узбекистане. И не мудрено, что некоторые поэты во все времена сочиняли свои произведения на двух языках – таджикском и узбекском, причём на обоих одинаково хорошо. Благодаря такому плодотворному билингвизму наши литературы, на радость любителям и ценителям высокой художественной словесности, взаимобогащались.

Дружба таджикской и узбекской литератур схожа с богатым плодоносным садом, первые саженцы в котором еще в 15 –м веке посадили и тем самым заложили его основу наши великие поэты и мудрецы, таджик Абдурахман Джами и узбек Алишер Навои. Их связывали не только крепкая дружба и взаимоуважение, а нечто большее. Как известно из летописей, Навои почитал Джами как своего духовного наставника и учителя. Кстати, основоположник узбекской классической литературы Мир Алишер Навои писал стихи и на таджикском языке, выбрав себе псевдоним Фони.

Заложенную двумя гениями эту прекрасную традицию продолжили и развевали в последующих веках другие поэты и писатели, вплоть до Садриддина Айни, которого своим учителем считали и немало узбекских писателей.

Одним из них был самобытный поэт и прозаик Шараф Рашидов, ставший затем видным государственным деятелем, на многие годы первым лицом в Узбекистане как его руководитель. Он родился в ноябре 1917 года в Самарканде, где в ту пору жил и творил устод Садриддин Айни, и, будучи студентом филологического факультета тамошнего университета регулярно и охотно посещал литературный кружок, который организовал и которым руководил Садриддин Айни, черпая много познавательного для себя из бесед великого писателя. Это была настоящая художественная школа.

Шараф Рашидов знал и был дружен со многими таджикскими писателями, но более всего с Мирзо Турсунзаде, 31 год до самой своей кончины в 1977 году возглавлявшем и пользовавшимся мировой славой. Несмотря на свою крайнюю занятость, Шараф Рашидов находил время для встреч и общения с ним.

Более того, свою поэтическую повесть «Кашмирская песня» он написал под впечатлением цикла стихотворений Мирзо Турсонзаде под названием «Индийская баллада». Прежде чем издать книгу, он как вдумчивый автор не раз и не два показывал рукопись своему другу, советовался с ним, после чего редактировал и вносил поправки. Кстати, эту повесть на таджикский язык перевёл вдохновенно сам Мирзо Турсунзаде. К слову, на таджикском языке издано и другое произведение Шарафа Рашидова, роман «Сильнее бури», а также ранее некоторые стихотворения, написанные им в годы Великой Отечественной войны и включённые затем в сборник «Мой гнев».

А вот что написал Шараф Рашидов в предисловии к книге Мирзо Турсунзаде, которая в 1981 году под названием «Оташ посбони» («Хранитель огня») вышла на узбекском языке, и которую оценили узбекские читатели: «С первых дней нашей дружбы и сотрудничества до последних часов жизни выдающегося, общепризнанного поэта, каким, безусловно, был незабвенный Мирзо Турсунзаде, нас связали теплые человеческие отношения. Наши частые встречи отнюдь не носили официальный характер, а нередко проходили за дастарханом, в Душанбе в доме Мирзо, а в Ташкенте в моём. Он был прекрасным, интересным собеседником, и не диво, потому как объездил чуть ли не весь мир, встречался со многими выдающимся личностями, его слова впечатляли окружающих, в том числе и меня. Встречи с Мирзо Турсунзаде были незабываемы. Память о своём друге в сердце моём я буду хранить всю жизнь».

Как мы уже указали, Шараф Рашидов в дружественных отношениях, так сказать на короткой ноге был и с другими таджикскими писателями, такими как Сатым Улугзаде, Джалол Икрами, Фатех Ниязи. Двум последним по его поручению выделили квартиры в Бухаре и Самарканде. Потому  что родом они были из этих древних городов и часто выезжали на свои малые родины.

При содействии Шарафа Рашидова в университетах Самарканда и Бухары преподавание на таджикском языке стало шире, таджикскоязычная газета «Хакикати Узбекистон» (нынешняя «Овози тоджик») как и другие республиканские газеты стала выходить пять раз в неделю, по радио регулярно звучали и таджикские песни, чему было радо таджикоговорящее население соседней республики.

Именно по инициативе Шарафа Рашидова в 1961, 1968 и 1981 годах в Узбекистане с размахом прошли Дни литературы и искусства Таджикистана. Потому что этот мудрый и дальновидный человек понимал, что дружба народов — это дружба литератур, что литература сближает и сплачивает людей.

К счастью, ныне политику дружбы и добрососедства между Таджикистаном и Узбекистаном успешно проводят Главы наших независимых государств, всенародно уважаемые Эмомали Рахмон и Шавкат Мирзиёев.

Недавно в Самарканде Основоположнику таджикско-персидской литературы, Адаму поэтов Абуабдулло Рудаки установили величественный памятник. Это еще одно свидетельство того, что сад дружбы таджикской и узбекской литератур будет цвести и плодоносить вечно.

Сулаймон ЭРМАТОВ,
член Союза писателей Таджикистана

(С таджикского перевёл
Мансур Суруш)

Сентябрь 26, 2022 15:45

Другие новости этой рубрики

СТАНИСЛАВ ЗАСЬ ПОДДЕРЖАЛ СЛОВА РУСТАМИ ЭМОМАЛИ. В Организации Договора о коллективной безопасности заявили о перманентной угрозе с территории Афганистана
ОБ ЭТОМ ПРЕДУПРЕЖДАЛ ПРЕЗИДЕНТ ТАДЖИКИСТАНА. Организация Объединенных Наций заявила о сложной ситуации в мире и призвала выделить в помощь нуждающимся рекордные 51,5 млрд долларов
COVID-19. В России за сутки госпитализированы 1324 человека, в Узбекистане растет заболеваемость, в Таджикистане усилили меры предосторожности
А ВЫ В МАСКЕ? Во многих странах снова вводят обязательное ношение повязок из-за COVID-19
ШЕЛКОВЫЕ СЕКРЕТЫ. Таджики знали их тысячи лет назад и с тех пор по сей день хранят традиции создания национального атласа
НЕ COVID-19, А ОРВИ. В Таджикистане вспыхнул сезонный грипп
Совместная номинация Таджикистана «Традиции рассказывания анекдотов Ходжи Насриддина Афанди» внесена во Всемирный список культурного наследия человечества
ХОРОШАЯ НОВОСТЬ! Совместная номинация Таджикистана «Шелководство и традиционное производство шёлка для ткачества» внесена во Всемирный список культурного наследия человечества
ОТ ЧЕГО ЗАВИСИТ ЦЕНА НА КУРИНОЕ ЯЙЦО. На этот вопрос ответил первый замминистра сельского хозяйства Таджикистана Музаффар Мирзозода
ОСТОРОЖНО! Коронавирус вновь вернулся в Центразию
ЧТО ТАКОЕ БЛОГ И КТО ТАКОЙ БЛОГЕР? Мнение экспертов по регулированию отношений в деятельности пользователей Интернета
Минздрав Таджикистана отчитался о готовности больниц к зиме