Рыба гнила с головы, или Многие члены ПИВТ о своей принадлежности к этой партии даже и не подозревали…

Февраль 22, 2017 12:24
ДУШАНБЕ, 22.02.2017 /НИАТ «Ховар»/.

В последние годы мир всколыхнул ряд бессмысленных вооруженных столкновений и террористических атак, жертвами которых стали тысячи людей по всей планете. Это ещё  раз убедило мировое сообщество в том, что терроризм  не может быть оправдан ничем. Все громче звучит мнение о том, что все террористические партии и группировки должны стать общей целью в борьбе против терроризма.

Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) объявлена Верховным судом Таджикистана экстремистско-террористической организаций, её деятельность запрещена на территории нашей страны.  Однако всех без исключения членов этой партии не чесать под один гребень, и вот почему.
Дело в том, что в ходе парламентских выборов в 2015 г. Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) потерпела полнейших крах. Вместе с этим, была разоблачена преступная фальсификация в деятельности её руководства относительно реальной численности членов, основная часть которых о своей принадлежности к этой партии и не подозревала. Сегодня свыше 20 бывших членов ПИВТ, которая Верховным судом РТ объявлена экстремистско-террористической организацией, деятельность которой запрещена на территории страны, подали заявление на вступление в ряды Народной демократической партии Таджикистана. Они изъявили желание  пополнить ряды НДПТ, в рядах которой  намерены служить во благо развития Таджикистана, мира и стабильности. В конце прошлого года в ряды НДПТ уже был принят бывший руководитель ячейки ПИВТ в Восейском районе 53-летний Абдуфаттох  Абдухоликов, который вышел из ПИВТ в августе 2015 года, за месяц  до попытки вооружённого государственного переворота, организованного и спонсированного руководством ПИВТ.

Рыба гнила

Нередко СМИ необоснованно спекулируют и муссируют тему преследования и репрессий над членами ПИВТ. Однако, её бывшие рядовые члены, которые не принимали участия в каких-либо преступных действиях и являются законопослушными гражданами, живут сегодня в обычном режиме. Они работают, занимаются бизнесом, учатся, воспитывают детей. Наиболее общественно-активные из  них вступают в другие политические партии, которых на территории РТ  — семь.  В отличие от них, некоторые руководители ПИВТ объявлены в международный розыск, и скрываются от правосудия на территории иностранных государств.

Сколько же было на самом деле членов ПИВТ? Какой контингент?  На эти вопросы с большой точностью не могли ответить ни  председатель ПИВТ М.Кабири, ни его соратники. Они только предполагали, увеличивая или уменьшая количество членов партии в зависимости от ситуации или подсчёта партийных взносов. Это доказала проверка Генеральной прокуратурой республики учёта, отчётности и деятельности ПИВТ. Подобная ситуация свидетельствовала о том, что регистрация и другая работа политсовета ПИВТ велась с серьёзными нарушениями в соблюдении Устава партии относительно процедуры приёма новых членов или исключения из рядов партии;  норм ведения документации, регистрации и порядка уплаты членских взносов, когда было выявлено ведение двойной бухгалтерии. Подобные методы, в числе которых фиктивное увеличение численности членов партии и сокрытие истинного поступления взносов в партийную кассу, применялись для введения в заблуждение общественность, СМИ и правоохранительные органы. Например,  ПИВТ сообщала, что в Исфаре за двухлетний период членами партии стали 600 человек, в то время, как документы были оформлены только на 80 человек.

Руководителей партии мало интересовала судьба и деятельность её членов после постановки их на партийный учёт, с которым в ПИВТ была большая неразбериха. В погоне за количеством, добыванием дополнительных человеческих единиц, которые в предвыборное время должны были стать избирательными голосами, отданными за лидеров ПИВТ, последние игнорировали их (членов) моральные и нравственные качества. Как доказано Верховным судом, сама верхушка ПИВТ оказалась преступной.

М.Кабири озвучивал цифру в 42 тысячи и повторял о том, что 50% членов его партии составляют женщины. Причём, в политсовете ПИВТ  из 11 человек не было ни одной из них. Подавляющее большинство из общего числа женщин являлись необразованными аполитичными домохозяйками, вовлечёнными в ПИВТ мужьями или родственниками в качестве статистов. Здесь им предоставлялось право голоса, так как на выборах ПИВТ старалась выжать из своего электората максимум возможных процентов.

Откровением стало то, что «более 90 процентов членов ПИВТ являлись малоимущими безработными лицами, живущими на дотации партии». Что не делало чести партии. Такая категория людей является социально уязвимой в криминогенном плане. Их легко вовлечь в любые организации, обмануть финансовыми посулами и склонить к противоправной деятельности, к особо тяжким преступлениям. Чем и пользовались руководители ПИВТ.  Также нетрудоустроенные лица – лёгкая добыча для других деструктивных сил, которые вербуют их в свои ряды. Некоторые члены ПИВТ одновременно являлись членами таких экстремистских партий и движений, как «Хизб-ут-тахрир», «Исламское движение Узбекистана (Туркестана)», «Исламское государство».  Одним из примеров  причастности членов ПИВТ к преступному сообществу стало вооружённое противостояние бывших лидеров хорогской ячейки И.Имомназарова, С.Махмадризоева и Ш.Карамхудоева правительственным силам. Они являлись членами незаконной вооруженной преступной группировки. Сегодня в рядах ИГ воюют порядка 500 членов ПИВТ. Члены и сторонники ПИВТ, как правило, осуждены за тяжкие и особо тяжкие преступления: антиконституционную деятельность; терроризм; захват заложников; измену государству; публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя РТ и попытки захвата власти; диверсию; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля; публичные призывы к развязыванию агрессивной войны; незаконное хранение и применение огнестрельного оружия и т.д.

Получалось, что в ПИВТ имелось две крайности: около 90% её членов (по сведениям М.Кабири) — малоимущие безработные лица, живущие на дотации партии, оставшиеся 10% – обеспеченные криминальные элементы, платящие откаты в партийную казну; небольшая прослойка – трудовые мигранты.  М.Кабири, говоря о причинах выхода из партии, называл в их числе миграцию: «это происходило либо по причине смерти, либо вследствие миграции». Что создавало дополнительную путаницу. Покидая страну, трудовые мигранты или боевики ИГ, не переставали быть членами ПИВТ.

Сначала было известно, что ПИВТ существует на членские взносы, прибыль от печатных изданий, пожертвования частных лиц и благотворительных обществ, отчислений от предприятий и организаций, деньги иранского фонда Хомейни, других фондов зарубежных исламских государств. Потом выяснилось, что круг спонсоров ПИВТ расширился и дополнился поступлениями от незаконного оборота наркотиков, табачных изделий и сбыта драгоценных камней,  субсидий зарубежных неисламских государств. Так, например, финансовое состояние, доходы от имеющейся недвижимости и налаженный семейный криминальный бизнес члена ПИВТ И.Имомназарова позволяли ему вносить крупные суммы наркодолларов в партийную казну.

Отношения с молодёжью в ПИВТ складывались непросто. Её вовлечь было труднее, чем представителей старшего поколения.  М.Кабири взял на себя ответственность за судьбу той части молодежи, которая, стремясь осуществить свое стремление посещать медресе и мечети, вступила в ряды «Хизб-ут-Тахрир»,  салафитов, ИГ, а не пошла за лидером ПИВТ. «Мы своими руками подталкиваем молодежь в сторону экстремистских идей и течений», — заявил он, чем поставил под сомнение авторитет своей организации. Руководитель ПИВТ признался в том, что его организация, как религиозная партия, слаба перед натиском радикально-экстремистских группировок, выступающих под флагом ислама. На деле ПИВТ сама оказалась одной из них.

                                                                       

                                                                              Пулод ГАФАРОВ

Февраль 22, 2017 12:24

Другие новости этой рубрики